Протоиерей Александр Горский. Пример, который вдохновляет

Андрей Мельков дал интервью просветительскому порталу "Переправа", в котором рассказал о личности и трудах протоиерея Александра Горского, двухсотлетие со дня рождения которого отмечается в 2012 году.

Как Вы впервые узнали о Горском?

Впервые с личностью протоиерея Александра Васильевича Горского я столкнулся, будучи студентом 3 курса исторического факультета Московского педагогического государственного университета. Это было более десяти лет назад. Мне в руки попала книга дореволюционного историка Алексея Петровича Лебедева «Церковная историография в главных представителях с IV по ХХ век», в которой была напечатана статья о Горском. До этого я никогда не слышал об этом человеке. Я прочитал статью А.П. Лебедева на одном дыхании и почему-то сразу решил заняться изучением личности А.В. Горского – этого удивительного ученого и пастыря Церкви. Так началось мое изучение жизни и трудов протоиерея Александра Горского. Потом были вечера в библиотеках, в отделе рукописей РГБ, поездки в Московскую Духовную Академию, с которой Горский был связан всю жизнь, выступления на научных и церковных конференциях…

Чему Вас научил протоиерей Александр Горский?

Отец Александр, несмотря на то, что нас разделяют полтора столетия, мистическим образом стал моим учителем и в науке, и в жизни.

Помню, как я зачитывался его дневником. Меня поразила чистота и глубина мыслей Горского, своеобразная исповедь сердца, обращение в высокому, Божественному. Я старался подражать Горскому в нравственном отношении, это меня внутренне дисциплинировало, я старался быть требовательнее к себе, к своим поступкам, тем более что в то время я обучался в Коломенской Духовной Семинарии и понимал, что статус студента духовной школы предполагает высокую ответственность перед Богом и ближним. Таким образом, протоиерей Александр Горский научил меня быть внимательным к своему поведению и своим делам, удерживаться от соблазнов и греховных страстей.

Что касается науки, то пример Горского вдохновил меня к ученым занятиям. Я очень увлекся историей Церкви – как русской, так и всеобщей. Изучение истории Церкви шло параллельно с обучением на истфаке и в семинарии, что мне очень помогало. Опыт Горского помогал мне совершенствоваться, глубже изучать трудные научные вопросы. Именно от Горского я унаследовал принцип беспристрастного отношения к научной проблеме, в стремлении познавать, прежде всего, истину, не занимая ту или иную позицию, не принимая чью-либо сторону. Именно от лекций и печатных трудов Горского идет понимание церковной истории одновременно как науки исторической и богословской. Поскольку в истории Церкви изучается не только человеческое общество, но и мистическое Тело Христово, то в этой науке неразлучны два элемента – человеческий и религиозный. Этот постулат разделяют не все светские историки, но для меня вопрос был раз и навсегда решен именно благодаря Горскому и его научной методе.

Каким человеком был Горский?

Это очень точное определение. В истории русской духовной школы, да и науки в целом, мы не найдем человека, который бы мог так органично совмещать в себе, казалось-бы, несовместимые вещи. Всегда скромный, часто утаивавший даже собственное авторство блистательных научных трудов, он был высоко эрудированным и высоко даровитым тружеником науки, к которому обращались за советом и помощью не только студенты, но и такие известные ученые, как М.П. Погодин, В.О. Ключевский, И.И. Срезневский, Ю.Ф. Самарин, Н.И. Костомаров и многие другие. Достаточно сказать, что святитель Филарет Московский (Дроздов) очень ценил Горского и часто советовался с ним по церковным и научным вопросам.Протоиерей Александр Васильевич Горский был удивительным человеком. Но мой взгляд, очень точно характеризуют его личность слова Н.П. Гилярова-Платонова, сказанные после смерти Горского: «Этот аскет-профессор, этот инок-мирянин, с подвижнической жизнью соединявший общительную гуманность и готовность всякому служить своими знаниями и трудами, это было необыкновенное явление. Оно едва ли повторится».

Горский был совершенно лишен тщеславия, эгоизма, надменности, напыщенности. Он был очень скромным, даже застенчивым человеком, что иногда давало повод людям со стороны, например историку С.М. Соловьеву, упрекать церковное начальство в том, что оно своим деспотизмом якобы «засушило научный талант Горского». Но никто его не «сушил», Горский сам себя останавливал, не желая конфликтов и средостений в церковной среде. Даже почести епископского сана он отверг ради служения науке и любимой Московской духовной Академии.

Что Вам известно о нём, что привлекает в его характере, нраве?

Вместе с тем, Горский все силы своего таланта отдавал на служение Богу и Церкви, он был очень религиозным человеком, ставившим веру во главу угла. Горский был принципиальным в науке, трудился, не щадя своих сил, жажда в познании истины в нем была неиссякаема. Как педагог и руководитель духовной школы протоиерей Горский был милостивым и заботливым отцом, всегда прощал своих воспитанников, не имел сил держать зло и для каждого был не начальником, а слугой. В своем священническом служении отец Александр воплощал евангельский идеал доброго пастыря, был ревностным служителем алтаря Господня.

Оцените значение его трудов с точки зрения современной науки?

В наше время труды протоиерея А.В. Горского сохраняют актуальность и научную новизну. Это и труды по церковной истории, и труды в области археографии и текстологии древних памятников, и работы по древнерусской литературе. Чего стоит его знаменитое «Описание славянских рукописей Московской Синодальной библиотеки», предпринятое совместно с его учеником К.И. Невоструевым. До сих пор оно является эталоном образцового, исчерпывающего археографического описания рукописных собраний. А задача, поставленная Горским в середине XIX века относительно русской церковной истории – изложить жизнь русского народа как общества верующих, так и не выполнена.

В своих историко-филологических трудах Горский впервые исследует такие памятники древности как Паннонские жития Кирилла и Мефодия и «Слово о законе и благодати» митрополита Илариона, а также целый ряд других. Особенно значительны его святоотеческие жизнеописания: святителей Афанасия Александрийского, Василия Великого, блаженного Феодорита, святого Епифания. В этих трудах Горский предстает как знаток и аналитик первоисточников едва ли не на всех языках, как первый на Руси ученый в области общецерковной истории. Он создает образцовые патрологические труды – жизнеописания выдающихся Киевских и Московских святителей – Кирилла, Петра, Ионы, Петра Могилы, Киприана, Фотия и других. А монография Горского «Историческое описание Свято-Троицкой Сергиевой лавры» выдержала 10 изданий.

Помнить и изучать такого православного мыслителя – наш долг и наше счастье. Мне грустно, что его трудам в наше время не воздаётся должное. Будем эту ситуацию исправлять.

Подготовил Арсений Замостьянов

Источник:
портал "Переправа"